Статистика: Посетителей c 18.06.2018: 869  /  Авторов: 2993  /  Произведений: 13777  /  Журналов: 171

ИСКАЖЕНИЕ ЖЕСТОКОСТИ. Часть восьмая. Глава 09. /  Список всех произведений

Автор:

Нэймлис Лена

Дата публикации:

27 июля 2017

Жанр:

Современная проза

Форма:

Роман

Рейтинг: 0.00

Рецензии (0)

1. Глава 9.

В окно автомобиля был виден только неровный, тёмный край леса. Над лесом сквозь густой, чёрный бархат ночного неба хаотичной, серебристой, холодной россыпью равнодушно просачивались светлые капельки звёзд. Отдельные деревья давно утратили свои очертания, слившись в общую монолитную массу. Из-за этого лес казался непреодолимой стеной, границей реальности, энергетическим барьером между двумя мирами, глубокой, чёрной дырой, чудовищной, бездонной воронкой, которая ни за что не выпустит обратно тех, кто в неё попал. Мучительное ожидание тянулось бесконечно долго, и порой мерещилось, что от тесно слитых между собой, тёмных деревьев исходит какая-то тайная угроза, и они медленно ползут, незаметно приближаются к дороге, чтобы поглотить её, задушить в плотном переплетении своих жутких стволов и ветвей.

От нелогичного, но пронизывающего страха Полина на минуту смыкала опухшие, усталые веки и чувствовала, как боль властно течёт внутри неё, словно бесконечная, жгучая, огненная река. Глаза тут же наполнялись слезами, девушка ничего не могла с собой поделать. Она выпускала слёзы наружу и сквозь их размытую, влажную дымку снова принималась в прострации смотреть на ужасный лес. Боль, тревога, отчаяние и мрачные мысли не давали Полине уснуть, они рвали её измученную душу на куски.

Рядом с ней, на водительском сиденье, беспокойно зашевелился Дима. Он пытался дремать, откинув голову на спинку кресла. Через минуту тёплая ладонь парня осторожно коснулась её плеча в темноте.
—Полинка, — встревоженно прошептал он в тишине, нарушаемой лишь тихим похрапыванием Игоря, спавшего сзади, — ты почему не спишь?
—Не могу, — одними губами выдохнула девушка, не отрывая наполненных слезами глаз от окна, где мрачной, непроницаемой стеной стоял лес, с обеих сторон окружая пустынную, тёмную, ночную дорогу, на обочине которой был припаркован их одинокий автомобиль.

Дима робко придвинулся чуть ближе.
—Послушай, зачем ты так терзаешь себя? — после небольшой смущённой паузы тихо спросил он. — Ещё рано впадать в отчаяние. Мы же договорились, что будем спокойно ждать утра и надеяться на лучшее.
—Да, — всхлипнув, пролепетала Полина.
—Оля хорошо знает этот дом и его окрестности. Она здесь родилась. Она провела здесь почти всю свою жизнь, кроме двух последних лет.
—Да.
—Она обязательно найдёт Руслана.
—Да.
—Просто на это нужно время. Нужно подождать. Ночью через лес не пройдёшь. Наверно, они тоже ждут утра, как и мы.
—Да, я знаю.

Вопреки спокойным, разумным словам парня, по щекам Полины снова неудержимо хлынули слёзы, и девушка закрыла лицо руками. Плечи её непроизвольно вздрагивали от беззвучных, тщетно подавляемых рыданий. Растерявшийся Дима беспомощно оглянулся на Игоря, который продолжал спать, свернувшись огромным, неуклюжим калачиком на заднем сиденье.
—Вот что, не будем мешать Игорю, давай выйдем на улицу, — после короткой, неловкой паузы шёпотом предложил парень и, не дожидаясь ответа Полины, открыл дверцу и выбрался из машины. Дима быстро обошёл фольксваген спереди, распахнул дверцу с той стороны, где сидела девушка, и робко протянул к ней руки.
—Иди сюда.

Пытаясь вытереть мокрые щёки дрожащими ладонями, Полина повернула к нему несчастное, измученное лицо и, судорожно всхлипывая, позволила вытащить себя наружу и увлечь прочь от автомобиля, в темноту. Таинственные звуки ночного леса стали громче и окружили их со всех сторон беспокойными шорохами, странными, пугающими криками каких-то ночных птиц и тревожным шелестом листвы под дыханием свежего ветра. В густой, почти непроницаемой тьме, слегка разбавленной лишь слабым, холодным светом далёких звёзд, Дима и Полина пересекли дорогу, осторожно, на ощупь спустились в траву возле росшего у самой обочины высокого, старого дерева и сели на толстый сук, горизонтально нависавший над землёй. Рука парня так нежно обнимала её за плечи, что девушка не выдержала и прижалась лицом к его плечу, снова всем телом сотрясаясь от беззвучных рыданий. Через пару секунд вторая рука Димки ласково коснулась её волос в темноте, робко погладила по голове, стараясь утешить.

—Не надо плакать, — негромко сказал он. — Я понимаю, что ты переживаешь из-за Руслана. Я и сам волнуюсь за него. Но, пожалуйста, давай не будем хоронить его раньше времени. Гони прочь мрачные мысли. Я верю, что он жив. Я верю, что Оля найдёт его и вытащит оттуда.
—Это ужасно, — сквозь слёзы пробормотала Полина, — я не знаю, что мне делать…
—Не надо ничего делать. Давай просто дождёмся утра. Я уверен, утром всё выяснится.
—Лучше бы я умерла, — вдруг в отчаянии вырвалось у девушки.
—Что ты такое говоришь, — напуганный её странными словами Димка крепче прижал Полину к себе и нежно коснулся губами её горестно склонённой головы. — Тебе не нужно умирать, Полинка. Пожалуйста, не плачь. Руслан вернётся.
—Я ему не нужна, — безутешно проговорила девушка.
—Ты нужна мне, — с робкой и трогательной искренностью тихо признался парень. — Разве это совсем ничего не значит для тебя?
—Конечно, значит. Ты мой лучший друг. Ты очень много значишь для меня, Димочка, но… ах, если бы ты только знал… — взволнованно выпалила Полина и смущённо запнулась.
—Что? — встревоженно спросил Дима. — Чего я не знаю, Полинка?

Она не отвечала. Девушка спрятала залитое слезами лицо у Димки на груди и затаилась в темноте, словно испуганный зверёк. Растерявшись, несколько минут парень лишь беспомощно гладил её по голове, потом вдруг неуверенно пробормотал охрипшим от волнения голосом:
—Я чувствую, что у тебя что-то произошло. Ведь ты сейчас плачешь не только из-за Руслана, да? Прошу тебя, скажи мне, что случилось?
—Я не могу, — Полина в отчаянии покачала головой и отстранилась.
—Почему? — удивлённо спросил Дима, пытаясь рассмотреть её лицо в темноте.
—Мне стыдно, — едва слышно призналась девушка.
—Меня тебе нечего стыдиться. Мне ты можешь сказать всё. Абсолютно всё.
—Нет, не могу, — печально проговорила Полина.
—Но ведь я твой самый близкий друг.
—Именно поэтому не могу.

Полина сделала слабое, неуверенное движение, словно хотела подняться и уйти, но парень ей не позволил. Он быстро соскользнул со ствола вниз, коленями прямо в росную траву, потом взял холодные, дрожащие ладони девушки, нежно и настойчиво сжал их своими пальцами и с трогательным волнением заглянул снизу вверх в её склонённое, заплаканное лицо, которое смутным, бледным пятном маячило перед ним в темноте.
—Пожалуйста, скажи мне, что у тебя случилось, Полинка, — попросил Дима.
—Не могу, — повторила она. — Я не хочу причинять тебе боль.
—Давай разделим эту боль на двоих, — взволнованно предложил парень, — вот увидишь, она станет меньше. Я помогу тебе…
—Ты ничем не сумеешь мне помочь.
—Почему ты так уверена в этом? — расстроенно спросил Дима.
—Потому что я знаю, — вздохнув, ответила Полина. — Мне нельзя помочь. Я должна сама с этим справиться. Прошу тебя, не обижайся, Димочка. Я не хочу делать тебе больно.
—Но ты уже делаешь мне больно тем, что отвергаешь мою помощь, — грустно проговорил парень. — Ты больше совсем не доверяешь мне?
—Ты единственный человек в мире, которому я полностью доверяю.
—Тогда почему ты не можешь сказать мне всё, как есть? Это касается тебя и Руслана, да? Поэтому ты не хочешь говорить? Что бы это ни было, прошу тебя, скажи мне. Я всё пойму. Я же вижу, что тебе нужна помощь.

Дима придвинулся ещё ближе и нежно погладил её холодные, судорожно сплетённые пальцы.
—Полинка, я прошу тебя. Если я хоть немного дорог тебе, если я хоть что-то значу для тебя, пожалуйста, расскажи мне, что у тебя случилось.
—Я боюсь, — всхлипывая, пробормотала Полина, смущённая его горячими, взволнованными словами.
—Не надо бояться.
—Ты отвернёшься от меня, ты будешь меня презирать…
—Я? — удивлённо выдохнул парень. — Никогда такого не будет. Ты слышишь? Никогда и ничто не заставит меня отвернуться от тебя. Я тебе клянусь. Или ты мне не веришь?
—Верю, но… ты… ты такой добрый… ты не заслужил всего этого… ты не заслужил такой боли, — в отчаянии прошептала девушка. — Нет, лучше тебе ничего не знать.
—К чёрту боль. Отдай её мне. Ради тебя я вынесу всё, что угодно, лишь бы тебе стало легче. Мне в тысячу раз больнее из-за того, что я не знаю, что у тебя случилось. Послушай, Полинка, если это касается Руслана… если ты не хочешь, чтобы Руслан узнал, он не узнает. Я ничего ему не скажу, обещаю тебе. Не бойся. Ты можешь всё мне рассказать. Это останется между нами.

Не зная, как её убедить, какие ещё доводы привести, Димка прерывисто вздохнул от волнения, наклонился вперёд и вдруг, преодолев свою робость и застенчивость, прижался лицом к коленям Полины. Не пытаясь освободиться, девушка лишь коротко всхлипнула, потом испуганно закрыла лицо руками. Несколько минут они, не двигаясь, молча, сидели в темноте, наполненной тихим шелестом листвы в вершине старого дерева, которое властно простёрло над ними свои толстые, узловатые ветви. Наконец, Полина слабо пошевелилась, бессильно уронила руки вниз, стараясь не коснуться ими склонённой головы парня, припавшего к её коленям, и едва слышно прошептала в отчаянии:
—Я беременна.
—От Руслана? — невольно вырвалось у растерявшегося Димки после небольшой, неловкой паузы.

Парень совсем не собирался спрашивать у неё об этом. Это вышло нечаянно, виновато было непреодолимое смущение, которое внезапно завладело всем его существом. Бесцеремонные, бестактные слова неуклюже сорвались с языка, хотя Димка и так знал ответ на свой неделикатный вопрос. Вернее, он был уверен, что знает. Парень приподнял голову и робко посмотрел на Полину. Он ожидал, что девушка ответит утвердительно, он уже хотел попросить прощения за свой грубый вопрос и оказался совершенно не готов к тому, что последовало дальше. Полина не смогла сдержать рыдание и сквозь слёзы дрожащим голосом с трудом проговорила:
—Н…не знаю.
—То есть как? — удивлённо и встревоженно пролепетал Дима, пытаясь заглянуть ей в лицо.

В темноте почти ничего не было видно. Вместо ответа девушка горько разрыдалась.
—Пожалуйста, не плачь, — немного придя в себя, тихо взмолился парень и нежно обнял её за плечи. — Прости меня. Мне всё равно, от кого. Для меня главное ты, Полинка. Только ты.
—Теперь ты будешь считать меня шлюхой, — судорожно всхлипывая, прошептала Полина.
—Ну, что ты… конечно, нет, — дрогнувшим голосом сказал Димка и снова положил голову к ней на колени, — Я уверен, что ты ни в чём не виновата.
—Помнишь, у меня были синяки на лице и рана на губах. Я тебе соврала. Это произошло не из-за той аварии, а уже после неё, — пытаясь оправдаться, робко начала объяснять девушка и в отчаянии умолкла, не в силах продолжать.
—Если тебе тяжело рассказывать об этом, я не настаиваю.
—Нет, я расскажу, если сумею. Всё случилось в тот вечер, когда вы жарили шашлыки у Руслана дома. После всего вы поехали домой, а я…
—Я искал тебя в тот вечер перед тем, как уехать оттуда, но тебя нигде не было, — расстроенно пробормотал парень, уткнувшись лицом в её колени. — Я подумал, что ты ушла домой.
—Да, вы уехали. Я осталась там совершенно одна. Я ставила в гараж свою машину, и тут… неожиданно пришёл он… закрыл дверь гаража и… схватил меня… я не могла сопротивляться… он… он приложил нож к моей шее…
—Кто это был?

Полина не отвечала. Застыв, она сидела с судорожно прижатыми к лицу ладонями, и Димка всем телом чувствовал исходящие от неё волны чёрного отчаяния.
—Пожалуйста, скажи мне, кто это был, — тихо попросил парень, он поднял голову с коленей девушки и осторожно коснулся её холодных рук в темноте.
—Теперь уже не важно, кто это был.
—Нет, важно. Скажи мне, кто это был. Полинка, ну, пожалуйста.
—Зачем тебе знать? Это не имеет никакого значения. Ничего исправить уже нельзя.
—Я должен знать, — негромко, но твёрдо сказал Дима. — Я должен знать, кто тебя обидел. Кто это был?
—Тоник, — сдаваясь, одними губами выдохнула девушка еле слышно.

Несколько тягостных минут парень удручённо молчал, и Полина в мыслях горячо благодарила ночь за то, что вокруг слишком темно, и она не видит исказившегося от боли лица своего лучшего друга.
—Я узнаю у Руслана, где можно найти этого Тоника, — наконец, с трудом проговорил Димка глухим, надломленным от волнения и боли голосом. — Я найду его и…
—Не надо! — испуганно перебила его девушка. — Прошу тебя, Димочка. Ничего не надо делать. Никого не надо искать. Мне так будет намного легче. Я не хочу, чтобы ты пострадал из-за этой ужасной истории. Обещай мне ничего не спрашивать у Руслана. В этом нет смысла. Это ничем мне не поможет.
—Но я должен тебе помочь, — расстроенно сказал парень и вдруг, забыв про свою робость, обнял Полину обеими руками и крепко прижал к себе, словно желая защитить её от всего мира. — Скажи, что я могу сделать. Я всё сделаю для тебя.
—Ты и так делаешь для меня очень много, Димочка, — растроганно пролепетала девушка, прильнув к его сильному и надёжному плечу. — Того, что делаешь для меня ты, не сделает больше никто. И мне так стыдно, что я отвечаю тебе только болью на твою заботу обо мне.
—Тебе нечего стыдиться. С тобой случилось несчастье, но, наверно, есть же… способы… как-то… избавиться… — тихо пробормотал он и в смущении умолк, напуганный собственной смелостью.
—Да, способы, конечно, есть, но... понимаешь… если бы я только была уверена, что беременна от Тоника, я… я сразу же пошла бы и, не задумываясь, сделала бы аборт, но…
—Ты думаешь, что… возможно… это… от Руслана? — догадался Дима.
—Я не знаю, — в отчаянии прошептала Полина, — я не знаю, что мне теперь делать, но если есть хоть малейший шанс… я просто не могу… вот так просто пойти, избавиться… убить его частичку. Не могу. Я буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.
—Тогда, конечно, не стоит ничего делать, — грустно сказал парень и нежно погладил её по волосам.

—Прости меня, Димочка, — горячо взмолилась девушка, — прости за то, что я вывалила всё это на тебя. Я не должна была рассказывать тебе, это так жестоко...
—Не волнуйся обо мне, Полинка. Ты правильно сделала, что всё мне рассказала. Я ведь твой лучший друг. Зачем вообще нужны лучшие друзья, если в сложной ситуации стесняться обращаться к ним за помощью или советом.
—Да, — горячо подтвердила растроганная Полина и в порыве искренней признательности обвила руками его шею, — ты мой единственный друг, Димочка. Я так тебе благодарна.
—Теперь мы сможем вместе подумать над тем, что нам делать дальше.
—Я бы не хотела взваливать это на тебя, — смущённо призналась она. — Я справлюсь сама, как-нибудь справлюсь.
—Конечно, справишься, а я тебе помогу. Только скажи мне одну вещь, — робко попросил Дима.
—Какую?
—Как ты думаешь, может, Руслан… не отказался бы… если это его ребёнок… он имеет право знать…
—Нет, что ты! — испуганно перебила его девушка. — Я бы не хотела, чтобы он узнал. Сам видишь, между нами всё кончено, я ему не нужна, мы расстались. И я не хочу тревожить его этим. Тем более что я и сама не уверена, что беременна от него. Нет, нет, это абсолютно исключено. Пожалуйста, Димочка, ты ведь обещал ничего ему не говорить.
—Конечно, я ничего ему не скажу, если ты не хочешь, не волнуйся. Я почему спросил… я просто хотел узнать наверняка… если между вами всё кончено… и ты больше не надеешься, что он вернётся к тебе… — взволнованно проговорил Димка и растерянно умолк, мучительно подыскивая правильные слова.
—Он не вернётся ко мне, — печально сказала Полина. — Да это уже и неважно. Главное, чтобы он был жив, чтобы он выбрался невредимым из этого опасного дома. Больше мне ничего не нужно, только увидеть его живым и здоровым. А потом, как только станет заметно, что я беременна, я уеду отсюда навсегда.

Парень слегка отстранился, не выпуская её из своих объятий, и девушка почувствовала, что он взволнованно смотрит на неё, хотя его лицо казалось лишь смутным, белым пятном в окружающей их темноте.
—Тогда выходи за меня замуж, Полинка, — вдруг тихо, но решительно предложил Дима, — и мы уедем вместе, куда ты захочешь.
—Ты с ума сошёл? — удивлённо прошептала Полина, растроганная его преданностью, и от волнения на глаза ей навернулись нечаянные слёзы. — Зачем тебе чужой ребёнок?
—Это твой ребёнок. И я буду заботиться о вас обоих.
—Нет, нет. Зачем тебе так портить свою жизнь из-за меня?
—Моя жизнь станет только лучше, потому что… в общем… ты уже, наверно, догадалась, что я… люблю тебя.
—Но, Димочка, пойми… — испуганно начала она.
—Пожалуйста, не надо волноваться, я всё понимаю. Я знаю, что ты не любишь меня. Ты любишь Руслана.
—Я люблю тебя больше всех на свете! — вдруг взволнованно выпалила девушка и, бросившись ему на шею, горько разрыдалась.
—Тише, не плачь, Полинка, не надо плакать, — прошептал парень и нежно погладил её судорожно вздрагивающие плечи. — Ты любишь меня, как друга. Я знаю это, и мне этого достаточно. Если у тебя больше нет надежды когда-нибудь выйти замуж за Руслана, я прошу тебя стать моей женой. Обещаю, я никогда ни в чём тебя не упрекну. Позволь мне только любить тебя и заботиться о тебе. А если родится ребёнок, я буду заботиться и о нём тоже.

Полина ничего не отвечала, продолжая плакать, но постепенно её рыдания утихли. Через несколько минут, немного успокоившись, девушка медленно приподняла голову и растроганно взглянула на Димку, который продолжал нежно обнимать её.
—Ты согласна? — мягко спросил он.
—Я должна подумать, Димочка, это так неожиданно для меня, — призналась Полина и робко, неуверенно обвила руками его шею.
—Конечно, подумай, — тут же согласился парень. — Я готов ждать твоего ответа сколько угодно.

У Димки тоже были длинные волосы до плеч, но в отличие от густых, прямых волос Руслана, его волосы вились, и парень почти всегда носил их собранными в хвост на затылке. Сейчас, в темноте, девушке вдруг мучительно захотелось запустить пальцы в эти мягкие кудряшки. Она нащупала тугое колечко резинки и робко потянула его вниз, выпуская волосы на свободу. Парень непроизвольно тряхнул головой, потом приблизил своё лицо к её лицу и нежно поцеловал в кончик носа, пока её руки осторожно ласкали ему затылок, смущённо путаясь в густых, вьющихся прядях.
—Хочешь, я сделаю пирсинг, как у Руслана? Если это будет тебе приятно… — едва слышно предложил Димка, словно догадался, зачем ей понадобилось распускать ему волосы.

Полине вдруг стало нестерпимо стыдно за свои нечаянные мысли, за то, что она невольно сравнивала его с Русланом, за то, что подсознательно она всё ещё хотела, чтобы на его месте был Руслан.
—Нет, не надо. Тебе не нужен пирсинг, как у Руслана. Ты это ты, Димочка, — смущённо проговорила девушка и, чтобы хоть немного загладить свою вину, сама потянулась к его губам. Дима охотно подался ей навстречу.

Их  первое соприкосновение было робким, неуверенным, нежным, неторопливым и очень осторожным. Парень боялся напугать и оттолкнуть её слишком бурным проявлением своих чувств, поэтому сдерживал себя. Полина пыталась принять новый вкус и новые ощущения, так как, в отличие от Руслана, Димка не курил, его губы были крупнее, и пахло от него по-другому.

После поцелуя парень и девушка долго сидели в темноте, обнявшись, и молчали. Говорить не хотелось, всё было понятно и без слов. Положив голову на крепкое, надёжное плечо Димки, Полина чувствовала, что давно уже ей не было так хорошо и спокойно. С её измученной души словно свалилась огромная тяжесть, даже дышать, казалось, стало легче. Она закрыла глаза и отдалась этому умиротворению, которое великодушно подарил ей её лучший друг.
—Ты спишь? Давай я отнесу тебя обратно в машину, — через несколько минут предложил парень, прислушавшись к спокойному, сонному дыханию девушки.
—Нет, что ты. Не надо меня относить. Я сама дойду, — пробормотала в ответ Полина.

Они вернулись в машину, где на заднем сиденье, сладко похрапывая, спал Игорь. Девушка снова уютно устроила голову на плече своего лучшего друга и закрыла глаза. Сильная, верная рука Димки нежно обнимала её, поддерживая и защищая, и тёмный лес, подступавший к дороге с двух сторон, уже не казался таким страшным. Вскоре, как-то незаметно для самой себя, Полина уснула.

Её разбудил громкий, пронзительный сигнал мобильника. Девушка испуганно открыла глаза и увидела, что за окнами уже посветлело, хотя поднимающееся солнце всё ещё скрывалось за стеной деревьев на востоке. Пустынная, лесная дорога тонула в густом, белом тумане. Всколоченный и сонный Игорь неуклюже подхватился с заднего сиденья и ответил на звонок. Пока он разговаривал сначала с Ольгой, потом с Русланом, Полина и Дима, в едином порыве повернувшись назад, испуганно замерли. Они следили за лицом Игоря тревожными, полными надежды, взволнованными глазами, боясь шевельнуться, боясь глубоко вздохнуть. Наконец, разговор был окончен.

—Они живы, через два часа они будут здесь, — радостно выпалил Игорь, голубые глаза его лихорадочно сверкали, а лицо выглядело измученным и помятым после неудобного сна на тесном сиденье. Он сунул в карман свой мобильник, от избытка чувств порывисто потянулся к Диме и Полине и, широко раскинув руки, крепко обнял их обоих, прижав к своей мощной груди. От волнения у девушки на глаза навернулись нечаянные слёзы.
—Не реви, — заметив это, с мягким укором сказал ей Игорь, — видишь, всё обошлось, они живы, и через два часа мы их увидим. Димыч, нужно развернуть машину и проверить, всё ли с ней в порядке. Мы должны быть готовы сразу же забрать их и как можно быстрее убраться отсюда.
—А как поедем?
—Руслан опасается погони, он сказал ехать по самым людным местам. Значит, поедем через посёлок.

Они вышли в холодный, утренний туман, размяли затекшие от долгого сидения ноги, и, пока парни возились с машиной, Полина приготовила скромный завтрак, состоявший из остатков еды, которую они взяли с собой вчера. Время тянулось невыносимо медленно. С наступлением утра по пустынной, лесной дороге мимо проехало несколько автомобилей. Некоторые водители останавливались и предлагали свою помощь, думая, что их фольксваген сломался.

Солнце всё выше поднималось над лесом, уже карабкаясь по верхушкам самых высоких деревьев и предвещая ясный, погожий день. Туман постепенно расползался, неспешно терял свою непроницаемую, густую, белую сущность, таял, оставляя на траве тяжёлую, холодную росу. Не в силах сидеть на месте, после завтрака Полина прошлась немного по дороге, сначала в одну, потом в другую сторону. Тревога росла, ширилась в груди тяжёлым, болезненным комом. От сильного напряжения всех нервов хотелось кричать, куда-нибудь бежать, хоть что-нибудь делать.

Бесцельно побродив вокруг, девушка вернулась к машине, но садиться не стала. Она не могла справиться со своим беспокойством и застыла рядом с распахнутой дверцей, вглядываясь в непроницаемую стену деревьев на краю леса, откуда должны были появиться Руслан и Ольга. Вскоре к ней присоединились Игорь и Димка. Неподвижные и безмолвные, они просто стояли и смотрели на лес.

—Тридцать минут прошло, — наконец, сквозь зубы нервно бросил Игорь, взглянув на свой мобильник.
—Ждать ещё слишком долго, — спокойно отозвался Дима.
—Надеюсь, они позвонят, когда выберутся за ограду, — пробурчал Игорь и, выудив из кармана сигареты, закурил.
—Может и позвонят. Если у них будет на это время.
—А как поступим, если их будут преследовать?
—Ну, вряд ли преследователи смогут проехать через этот лес на машине, так что тут у нас окажется преимущество.
—Главное, чтобы Руслан и Оля успели добраться до нас, — вздохнул Игорь.
—Успеют.
—Послушай, может, потом, когда мы заберём их, нам лучше поехать в сторону турбазы, а не к перекрёстку, который ведёт к посёлку…
—Но ведь Руслан сказал ехать через посёлок, — возразил Димка.
—Да, но я просто подумал, что от главных ворот дома Холодова до перекрёстка не так уж далеко. Его люди могут добраться туда раньше нас и отрезать нам путь в посёлок. А если рвануть к турбазе…
—Нет, там слишком безлюдные, пустынные места, и ехать до трассы придётся намного дольше, делая большой круг по плохим, просёлочным дорогам. Лучше через посёлок. Я поеду с максимальной скоростью, — сказал Димка и, взглянув на бледное, испуганное лицо Полины, которая с нарастающим ужасом, молча, прислушивалась к их разговору, мягко добавил: — Не будем заранее предполагать самое худшее. Возможно, всё обойдётся, они смогут выйти незаметно, и никто не будет их преследовать. Давайте сядем в машину. Стоять нет смысла. Ещё слишком долго ждать. Садись, Полинка.

Обессиленная тревогой и страхом девушка несколько секунд растерянно и беспомощно смотрела в спокойные, добрые глаза Димки, словно стремилась обрести в них уверенность и поддержку. Парень нежно обнял её за плечи и хотел бережно усадить на переднее сиденье, но тут Игорь выбросил окурок и положил руку на дверцу.
—Лучше я сяду впереди, — решительно сказал он. — Вдруг кому-то из них потребуется медицинская помощь.

Услышав зловещие слова «медицинская помощь», Полина вздрогнула всем телом и тут же почувствовала отвращение к себе за свою слабость. Разве имеет она право так раскисать, ведь её помощь может понадобиться Руслану. Нужно немедленно взять себя в руки, отбросить свой страх и успокоиться, чтобы в решающую минуту быть готовой ко всему. Девушка, молча, вытащила аптечку и забралась на заднее сиденье, не отрывая внимательных глаз от кромки леса.

Парни сели впереди. Не успели они устроиться и захлопнуть дверцы, как вдруг всех снова подбросил резкий, пронзительный сигнал мобильника. Игорь торопливо выдернул аппарат из кармана куртки и на этот раз сразу же включил громкоговоритель, чтобы все слышали разговор.
—Игорь, мы только что выехали через главные ворота на чёрном джипе охраны, — ворвался в напряжённую тишину салона громкий, взволнованный голос Руслана, и они услышали его учащённое дыхание, словно парень ещё не отдышался после долгой, изнурительной пробежки. — Погони за нами пока не видно, но, думаю, они не заставят себя долго ждать.
—Через главные ворота? — удивлённо выдохнул потрясённый Игорь, торопливо захлопывая дверцу со своей стороны. — Как вам это удалось?
—Так получилось. Мы разбили ворота и вырвались. Оля за рулём. Сейчас с максимальной скоростью направляемся в посёлок.
—Как нам теперь вас забрать? — встревоженно спросил Димка, тоже захлопывая дверцу, быстро пристёгиваясь, запуская мотор и выруливая на дорогу.
—Сделаем так. В посёлке подъезжайте к стоянке возле супермаркета и ждите нас там, — сказал Руслан. — Мы попытаемся где-нибудь незаметно бросить этот джип и укроемся в магазине.
—Не получится, — мрачно сказал Игорь, тоже пристёгиваясь. — Супермаркет открывается только в девять часов. Ещё слишком рано, и машин на стоянке будет мало. Укрыться там негде.
—Придумаем что-нибудь. Главное отвязаться от этого джипа, пока нас не догнали. В общем, ждите нас на автостоянке возле супермаркета. В посёлке мы избавимся от джипа, и потом я тебе позвоню, сообщу, куда подъехать, чтобы забрать нас. На какой вы машине?
—Синий фольксваген Полины.
—Я понял.
—Мы уже едем в посёлок, —  сообщил Игорь. — Держитесь и будьте осторожны.
—Ладно. Я позже позвоню.

Руслан отключился, и, когда его взволнованный голос умолк, Полине вдруг показалось, что внутри неё разверзлась холодная бездна, заполненная невыносимой тревогой и болью. За это время Дима уже разогнал фольксваген почти до максимальной скорости. Тёмная лента дороги стремительно неслась навстречу автомобилю. Деревья по обочинам сливались в сплошную, неразличимую ленту. Невольно девушка всем телом подалась вперёд и дрожащими руками ухватилась за спинку переднего сиденья.
—Полинка, пристегнись, — заботливо напомнил ей Дима, быстро взглянув в зеркало  на побледневшее, застывшее в тревоге лицо Полины.

Машинально девушка откинулась назад, на своё сиденье, автоматическим движением потянула ремень, расправила его и защёлкнула пряжку, почти не осознавая того, что делает.
—Они выехали через главные ворота, — через пару минут с мучительным беспокойством сорвалось с её пересохших от волнения губ. — Что это значит?
—Это значит, что они устроили там нехилый переполох и подняли на ноги всю охрану в доме, — мрачно пробурчал Игорь, не склонный к излишнему оптимизму.
—Наверно, они использовали фактор неожиданности. Не будем отчаиваться раньше времени. Пока охрана сообразит, что к чему, Руслан и Ольга будут уже в посёлке, — стараясь говорить уверенным тоном, произнёс Димка. — Там они избавятся от джипа, спрячутся где-нибудь, а мы их подберём и увезём.
—Они проедут перекрёсток намного раньше нас, — сказал Игорь, взглянув на время. — Мы ещё слишком далеко.
—Я и не рассчитываю догнать их. Главное, чтобы они благополучно добрались до посёлка и укрылись там.

Следующие несколько минут прошли в напряжённом молчании. Дима сосредоточенно припал к рулю, Игорь и Полина в тревоге смотрели вперёд. Вскоре лес отступил и остался позади, заменившись полями, которые неровными, разноцветными волнами простирались до самого горизонта. Затем дорога резко нырнула вниз с холма, долго тянулась вдоль берега большого озера, потом взлетела на следующий холм, повернула, и вдали они увидели перекрёсток, ведущий к посёлку.

—Смотрите, там чёрный джип! — вдруг испуганно вскрикнула Полина, первой заметившая зловещую, неподвижную машину, которая стояла на обочине недалеко от перекрёстка. — Может быть, это они.
—Это не могут быть они, — спокойно отозвался Димка. — Зачем им стоять здесь? Ведь это опасно.
—Может, они бросили машину, — дрожащим от волнения голосом предположила девушка.
—Но здесь даже спрятаться негде. Вокруг поля.
—Скорее всего, это охрана Холодова, — мрачно пробурчал Игорь. — У него явно имеется не один чёрный джип. Они наблюдают за перекрёстком. Что будем делать?
—Поедем дальше. Что же ещё нам делать. Нужно обязательно попасть в посёлок.
—Надеюсь, они нас не тронут, — тихо озвучила свои тайные страхи Полина.
—А зачем им нас трогать? — всё так же невозмутимо проговорил Дима, стараясь успокоить перепуганную девушку. — Они нас не знают, мы их не знаем. Мы просто едем мимо.

Перед перекрёстком парень сбросил скорость, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, и терпеливо пристроился в хвост небольшой очереди из машин, желающих свернуть к посёлку. Через пару минут на светофоре загорелся зелёный сигнал, они двинулись вперёд, и огромный, чёрный джип, припаркованный у обочины, неспешно проплыл мимо. Сквозь его тонированные стёкла не было видно тех, кто сидел внутри, если там вообще кто-нибудь находился. Парней и девушку невольно пробрала нервная дрожь при виде этого громадного, зловещего автомобиля. Казалось, что от него исходит какая-то смутная угроза.
—И вот такую штуку они угнали прямо из-под носа у охраны, — негромко пробурчал Игорь. — Сумасшедшие. Как им это удалось, не понимаю. И главное, зачем…
—Наверно, у них не было другого выхода, — ответил Димка.

Благополучно миновав припаркованный у обочины джип, они двинулись дальше к посёлку. Вскоре дорога повернула, и впереди показался длинный ряд гаражей, а за ними несколько пятиэтажек, залитых ярким светом восходящего солнца. Супермаркет находился сразу за этими домами, до него оставалось совсем не много. Но тут идущие перед ними машины вдруг начали притормаживать, сворачивая к обочине, словно что-то преграждало им путь. Подъехав чуть ближе, парни увидели впереди разбитое боковое ограждение. Асфальт там был усыпан обломками и осколками стекла, которое ярко блестело на солнце.
—Остановите! — вдруг пронзительно вскрикнула Полина, разглядев что-то на поле, в стороне от шоссе.

Едва дождавшись, пока Димка вырулит к обочине и остановится, девушка схватила аптечку, открыла дверцу и выпрыгнула наружу. Не обращая внимания на сигналящие ей машины, она быстро пересекла встречную полосу, перелезла через разломанное ограждение и стремительно бросилась вниз по крутому откосу, заросшему высокой травой. Там виднелся разбитый и покорёженный чёрный джип. Все его стёкла вылетели. Наверно, сорвавшись с дороги на большой скорости, автомобиль несколько раз перевернулся, а потом врезался в массивный столб линии электропередачи.

Не чуя под собой ног, Полина подбежала к неподвижной, смятой машине. На водительском сиденье мелькнули чьи-то длинные, светлые волосы, перепачканные ярко-алой кровью. Девушка дёрнула дверцу, но та не поддалась. Тогда усилием воли заставив себя отвернуться, Полина устремилась к задней дверце и сквозь выбитое окно увидела израненного осколками стекла, залитого кровью Руслана, который неуклюже сполз с сиденья. Парень был без сознания.
—Помогите, — каким-то не своим, надломленным, мёртвым голосом позвала Полина, чувствуя, что ей не хватает воздуха.

Подоспевший сзади Димка мягко отодвинул в сторону трясущуюся от шока девушку, изо всех сил рванул за ручку дверцы и распахнул её. Полина, молча, подалась вперёд с мрачной решимостью отчаяния, но парень остановил её.
—Подожди, он пристёгнут, — пробормотал Димка, стараясь нащупать и расстегнуть пряжку ремня безопасности, который пропитался кровью.

Через несколько секунд бесчувственное тело Руслана тяжело вывалилось им на руки, и они увидели сквозное огнестрельное ранение у него в груди. Вместе Дима и Полина медленно и осторожно извлекли парня из разбитой машины и положили его на пыльную траву.
—Вызови скорую, — хрипло попросила девушка и поспешно склонилась над Русланом, пытаясь оценить его состояние и оказать ему первую помощь.
—Я уже вызвал скорую и гаи, — сказал Игорь, торопливо спускаясь к ним с откоса.

Наверху, на обочине дороги, показались ещё люди: несколько водителей, покинувших свои автомобили, и парочка случайных прохожих. Все они с любопытством и ужасом смотрели на разбитую, покорёженную машину, но вниз никто из них не полез. Один из водителей достал телефон и украдкой, из-под полы куртки начал снимать видео.
—Я всё видел. Их стукнула другая машина. Такая же вот огромная и чёрная. А потом она скрылась, — возмущённо вещал старый дед с тележкой на колёсиках. — Вон туда они поехали, — он со знающим видом махнул в сторону пятиэтажек. — Теперь их уже и след простыл. Но я их видел.
—Надо было номер запомнить, — сказал кто-то из водителей.
—Да кто же его запомнит, этот номер, на такой бешеной скорости. Они, как сумасшедшие неслись. Я сам видел. Ещё подумал, что такая скорость не доведёт до добра. И вон как оно вышло. А номер что, номер был весь заляпан грязью.

В это время Игорь и Дима пытались открыть переднюю дверцу со стороны водительского сиденья, но страшным, лобовым ударом о столб её смяло и заклинило наглухо, даже их совместные усилия ни к чему не привели. Сквозь разбитое стекло окна была видна голова Ольги, бессильно склонившаяся на руль. Игорь, обернув пальцы полой куртки, выломал оставшиеся острые осколки стекла, осторожно просунул внутрь руку, отвёл в сторону рассыпавшиеся, светлые пряди и с ужасом увидел, что в шее Ольги, прямо над сонной артерией торчит огромный осколок стекла. Кровь ручьём хлестала из глубокой раны, заливая грудь девушки, скапливаясь жуткой лужицей на её неестественно стиснутых, вывернутых коленях. Ольга была мертва.
—Пожалуйста… пожалуйста… пожалуйста, — словно молитву, тихо бормотала Полина, стоя на коленях в пыльной траве и оказывая первую помощь Руслану, — пожалуйста, держись… пожалуйста, держись…

Кровь парня алыми ручейками текла сквозь её дрожащие пальцы. Кровь тонкой струйкой сочилась из угла его рта, яркой, рубиновой каплей повиснув на сместившемся колечке его пирсинга. Внезапно веки Руслана дрогнули, потом глаза широко распахнулись, в их неподвижных, светло-зелёных глубинах отразилось небо. Посиневшие губы слегка шевельнулись, едва ощутимым дуновением из них вылетело:
—Оля… где Оля?

Конец восьмой части.

 

Добавить свою рецензию

Ваше имя
Название
Ваша оценка
Текст рецензии
Проверка на спам-бота
Введите в поле ввода символы, изображенные на картинке

Обновить картинку